Санкт-Петербург пробыл столицей России относительно недолго, чуть больше двухсот лет (206, если верить Википедии). Но эти двести лет закончились сто лет назад, поэтому память о том времени всё ещё жива, мы можем лицезреть её каждый день на улицах родных городов.

Изначально городские усадьбы строились на выделенных территориях, окружённые парками и лужайками. Так было на старте строительства города, в начале XVIII-го века. Потом свободные участки продавались и застраивались. Дома появлялись между домов ― до тех пор, пока плотность застройки не привела к появлению в конце XIX-го века знаменитых «дворов-колодцев». Места оставалось всё меньше и меньше, и в итоге дома в городе «прилипли» друг к другу, образуя единые перспективы (они же, по-старинному, першпективы) ― так появились знаменитые питерские проспекты. Век XVIII-ый окончательно растворился в постройках рубежа XIX-XX-го веков, но, если приглядеться, то в современных чертах города можно разглядеть замысел Петра I и его современников. Хотя не спрашивайте меня, чьи духи там ныне обитают ― я не смогу ответить на этот вопрос.

Для меня интересно другое. Если Питер был столицей с 1712-го по 1918-ый годы, то не удивительно, что архитектурные стили именно этого города задавали тон всей стране. Поэтому я считаю, что, познакомившись с архитектурой этого города, ты сможешь понять архитектуру всех остальных городов. В конце концов, здесь же находится главная искусствоведческая цитадель ― она же Академия художеств. Разумеется, мы не будем отказывать русским городам в самобытности. Где-то и каноны художественные нарушали во имя Искусства, но всё-таки архитектуру Питера можно рассматривать как живую энциклопедию русской прозападной архитектуры, хотя здесь есть образцы и так называемого «новорусского» стиля.

Честно говоря, пытаясь разобраться с естественной коллекцией архитектурных элементов северной столицы, понимаешь, что пытаешься объять необъятное. Познать этот город целиком и полностью невозможно. Жизни не хватит, чтобы изучить историю каждого дома, каждой улицы, каждой постройки... Да здесь даже у заборов есть своя собственная история. И это если не вспоминать все те знаменательные исторические события, о которых слышал даже самый нерадивый школьник ― Восстание декабристов, покушения на царей, обе Революции 1917-го года ― и это мы только коснулись верхушки айсберга.

Данной галереей я хочу всего лишь приоткрыть завесу тайны, так что же такое историческая архитектура Петербурга в деталях. Это скромная попытка рассмотреть частности.

Честно говоря, долго думала над названием этой галереи. Технически здесь будут представлены только некоторые архитектурные элементы и некоторые знаменательные памятники. Здесь очень много чего нет ― причём, нет даже того, что, казалось бы, должно быть. Но поскольку в рассказе об архитектурных особенностях Питера я не собираюсь ограничиваться только данной страничкой, что-то нарочно упущено ради последующих галерей.

А ведь что интересно. Вот так вот иной раз идёшь по какой-нибудь улице какого-нибудь города в какой-нибудь стране, смотришь на здания, и на самом деле не понимаешь, что же видишь ― не знаешь же, потому и не осознаёшь... К сожалению, очень много деталей осталось без объяснений. Сайты в интернете зачастую копируют информацию друг друга, причём, порой достаточно обобщённую. Возможно, где-то есть книги с более подробными характеристиками, деталями и историческими очерками. Проблема в том, что найти эту информацию непросто. Не невозможно ― стоит для этого хотя бы поехать в Питер и побродить по тамошним книжным, они там всегда были знатными, ведь в этом городе много типографий, да и Финляндия с её прекрасной бумагой из нашего северного леса тоже практически под боком. Но даже если какие-то исторические подробности канули в века, ничто не останавливает нас остановиться и самим посмотреть, своими собственными глазами. Посмотреть, чтобы проанализировать. Проанализировать, чтобы понять. Понять, чтобы осмыслить. Осмыслить, чтобы постичь...

Архитектурный Петербург ― тема, пожалуй, ещё более необъятная, чем Петербург литературный или даже исторический. Архитектура, пожалуй, самый честный исторический язык. Она хранит себя такой, какая она есть. Иногда ей помогают живопись и графика, а в последние лет сто пятьдесят ― ещё и фотография. Люди строят дома, чтобы жить, работать, развлекаться. Конечно же, изначально дома придумали потому, что пещер на всех не хватало, а скрываться от стихии как-то надо. Каменные дома ― искусственные пещеры ― со временем превратились в самые настоящие дворцы. Но дом ― это не просто укрытие. Это ещё и способ о чём-нибудь заявить миру. Например, богатый человек при помощи дома может заявить, что у него есть деньги. Иногда даже вкус (в последнее время сочетание этих двух компонентов прямо-таки уникальное явление). А в старину действительно умели строить красивые дома. Причём, настолько красивые, что даже идеологическая кровавая баня, которую в России устроили большевики, сумела их пощадить (не все, правда, но всё-таки качество, проверенное временем, способно покорить даже самые фанатичные сердца).

Поэтому здесь я представляю только малую толику архитектурных элементов, встреченных мною во время прогулки по центральному Петербургу 23-го октября 2016-го года. Поскольку это не первая моя вылазка в Питер, я фотографировала только то, что действительно привлекало внимание в тот момент при тех погодных условиях. У меня есть и другие фотографии, помимо представленных здесь, но всё это ― повод для других галерей.

Я не помню, каким Питер был до развала СССР, но в 90-е годы ХХ-го века город пришёл в сильное запустение. Много было облепленной штукатурки, ям на дорогах, покоцанных естественными стихиями и вандалами архитектурных памятников... Потом город стали активно восстанавливать (всё-таки, много памятников федерального значения). И на момент 2016-го года могу сказать, что город действительно здорово подлатали, многие дома выглядят как новенькие, свежеокрашенные, даже лепнины хорошо отреставрированы. Работа проведена немалая, это нельзя не отметить. И это правильно, ибо такой город, как Санкт-Петербург ― фактически сам по себе музей под открытым небом. Это очень интеллигентный город со своей неповторимой, уникальной атмосферой. Некоторые называют его культурной столицей России ― что ж, не могу с этим не согласиться. Посещение этого города ― это не просто развлечение. Здесь волей-неволей обогащаешь свой культурно-духовный мир ― хотя бы просто через любование многообразием форм, линий и силуэтов. Надеюсь, что эта галерея позволит создать об этом городе более детальное представление.

Итак, приступим...

2016

 

 

Кариатиды

Конечно же, первым делом обращает на себя внимание чрезмерно художественное оформление фасадов. В Петербурге скульптурные композиции на зданиях ― довольно частое явление. А уж на Невском проспекте так особенно.

Данные барышни (они же называются кариатидами) подпирают эркер дома №77 по Невскому проспекту. Этот дом в XIX веке принадлежал жене никому ныне неизвестного титулярного советника П.Д. Мальцева М.С. Мальцевой, муж которой жил в собственном доме неподалёку (№79). Архитектор Павел Юльевич Сюзор, который, кстати, очень много интересных домов построил в центре Питера. Этот дом он строил в период с 1874 по 1875 гг. в стиле эклектика, что для нас как бы сразу определяет: не пытайтесь понять, в каком это стиле, потому что эклектика ― это смешение стилей. Даже кариатиды, созданные вроде бы в классических пропорциях с великолепными античными фигурами по наличию обилия складок и фруктов как бы дают нам понять, что эпоха модерна вот-вот наступит, осталось ещё немного. Кстати, Павел Юльевич ещё успеет проявить себя как прекрасный модернист, но это мы рассмотрим ниже на примере одного из величайших его произведений. Здесь же ― прекрасный образец (в общем-то хорошо сохранившийся) скульптурной композиции ушедшей эпохи.

 

 

Козырёк парадного входа

дома №61 по Невскому проспекту. Это парадный вход в дом купца И.Л. Логинова, построенный в 1849-ом году архитектором Александром Христофоровичем Пелем. Но вообще-то именно этот архитектурный элемент появился уже в ХХ-ом веке, причём, на фотографии 1902-го года (источник) этого козырька мы ещё не видим, хотя он хорошо вписывается в общий облик здания, построенного в стиле скромной эклектики (ну, всё-таки это дом купца).

К слову сказать, если козырька перед входом не было изначально, то для непростой питерской погоды это реальное упущение со стороны архитектора, хотя, если посмотреть на фотографические снимки рубежа XIX-XX-го веков, козырьки над подъездами почему-то не такое уж частое явление. В этом, не смотря на его деструктивный вид и неспособность выполнять свою прямую функцию, мне понравилась работа мастера, изготовившего металлический каркас.

 

 

Северный модерн

Пример образца питерского модерна. У этого здания, находящегося по адресу Невский проспект, д.72,  непростая история. Финальный вид оно приобрело в 1910-ом году благодаря архитектору Симе Исааковичу Минашу, человеку довольно неординарному, что мы можем наблюдать на примере формы окон. На фотографии Карла Буллы 1914-года (источник) 3-ий, 4-ый и 5-ый этажи выкрашены тёмной краской, но облик его всё равно узнаваем. Как мы можем сравнить по фотографии столетней давности, хорошо сохранились и майолика, и лебеди. При этом здание это несколько раз надстраивалось, причём, дом начали строить ещё в конце XVIII-го века. 3-ий этаж появился только в 1841-ом году, а шестиэтажным он стал в период с 1909-го по 1910-ый. В оформлении здания очень много птичьих мотивов, помимо лебедей здание украшено стилизованными филинами (первый этаж).

Примечателен этот дом тем, что его последний архитектор устроил во дворе кинематографический зал, который в итоге стал первым в СССР звуковым кинотеатром, где в начале 1920-х тапером работал Дмитрий Шостакович. А в 1929-ом году в дворовом флигеле этого дома состоялся первый в СССР сеанс звукового кино.

 

 

Дворец князей Белосельских-Белозерских

По будущему адресу Невский проспект, д. 41 в XVIII-ом веке появилась постройка неизвестного автора на берегу Фонтанки. Теперь там находится усадьба в стиле необарокко. Примечательно, что когда я искала в интернете, чем этот стиль отличается от барокко, то одна из первых статей в поисковике привела в пример именно это здание (кстати, статью по ссылке рекомендую), что не удивительно, ибо в Питере в таком стиле оно появилось первым. Если вкратце, то суть этого стиля ― более строгое и менее дороге барокко. К тому же, сам стиль необарокко характерен для XIX-го века, так что от первоначального здания, видимо, ничего не осталось, потому что для нового здания в 1846-ом году рыли фундамент.

Для нас же главное, что на берегу Фонтанки теперь стоит вот такое вот вычурно-праздничное здание, в котором находится в том числе Музей становления демократии, к которому у меня лично неоднозначное отношение.

Не люблю повторять общеизвестные ресурсы, тем более что в Википедии есть статья, посвящённая этому зданию. Но всё-таки отмечу, что этот облик создал архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер в 1846-1848 гг. Как пишет Citywalls, «Фасады оформлены в стиле елизаветинского барокко XVIII в. Портики из трехчетвертных колонн и пилястр коринфского ордера, полукруглые фронтоны с картушами, барочные наличники и фигуры атлантов придали зданию пышность и парадность. Оформление дома произвело такое сильное впечатление на общество, что в последующем многие заказчики, не считаясь с расходами, требовали атлантов и кариатид». Так что теперь мы точно знаем, откуда в Питере пошла мода на статуи на зданиях.

Также Citywalls приводит факт, что этот дом был продан в 1917-ом году племянником великой княгини Елизаветы Фёдоровны великим князем Дмитрием Павловичем, но Википедия по этому поводу пишет, что Дмитрий был сослан в 1912-ом году в Персию (из-за участия в убийстве Распутина), потом в Первую мировую там был госпиталь (до января 1918-го года), а после, когда случилась Октябрьская революция 1917-го, дворец национализировали. Мне кажется, что данные из Википедии более правдоподобны.

После 1920-го года там заседали всякие райкомы ― вплоть до 1991-го. С 2003-го его себе захапало Управление делами президента РФ, хотя там сейчас и культурные мероприятия организовываются.

 

 

Атланты

Здесь мы можем подробнее рассмотреть атлантов дворца князей Белосельских-Белозерских, расположенных на пилястрах. Изображают из себя титанов в львиных шкурах.

Как пишет Софья Прокошева в своей статье «Неизвестные атланты», в Питере их более трёхсот. В статье по ссылке можно ознакомиться с указанием, где можно найти другие примечательные образцы. Мне лично сложно сказать, кого в Питере больше, атлантов или всё-таки кариатид, к тому же, часто на зданиях можно увидеть отдельно стоящие фигуры людей. Причём, иногда это фигуры в полный рост, а не с усечёнными ногами, как здесь.

В любом случае, поражает мастерство художников, создавших эти образы. Фигуры анатомически точны, для лиц характерна глубокая прорисовка. Это настоящие произведения искусства. А если учесть, что это ещё и фасадный элемент, то только диву даёшься, как эти фигуры, обдуваемые ветрами и омываемые дождями, каждый год то вымораживаются, то жарятся солнцем, и при этом сохраняют свой вид (разумеется, не без помощи реставраторов, но реставраторам нечего было бы восстанавливать, если бы всё обрушилось).

И хотя наличие этих фигур на зданиях ― признак помпезности и богатства, так активно рекламируемое в прошлом, ныне эти исторические памятники создают в городе свою собственную, неповторимую атмосферу. Можно даже сказать, что в этих лицах скрыто подлинное лицо города. Да, не очень весёлое. Но ведь и история этого города ― не журнал Мурзилка за 1985-ый год.

 

 

Ворота

Прогуливаясь по Невскому, рано или поздно придёшь к Аничковому мосту (который мы рассмотрим ниже). С одной стороны этого моста находится дворец Белосельских-Белозёрских, упоминаемый выше. На противоположном же берегу Фонтанки находится Аничков дворец, ещё одно из самых знаменитых зданий Петербурга. Когда-то это был дворец фаворитов российских императриц, потом с 1937-го года здесь находился главный питерский Дворец пионеров. Сейчас это здание тоже отдано детям, здесь находится Дворец творчества юных. Когда-то оно было огорожено галереями, которые отделяли территорию от Фонтанки. Потом, при перестройке, галереи переделали в торговые ряды, здесь же был организован Кабинет Его Императорского Величества (ну, вот, не работали цари дома, решили себе, видимо, внешний офис завести, чтобы от семьи отдохнуть. Шучу). Что находится в корпусах, смотрящих на Фонтанку, сейчас сказать сложно, тем более что слухи по городу ходят не самые приятные для исторического наследия. В любом случае, место примечательное, заметное...

Меня же больше заинтересовали колонны с прямоугольными вставками в нижней половине.

Как говорится, дьявол кроется в мелочах. В данном случае деталь открыла для меня много неожиданностей, среди которых имя: Джакомо Кваренги, архитектор итальянского происхождения, особо отметившийся строениями в Петербурге и немного в Москве (причём, в Москве это не что-нибудь, а Странноприимный дом Шереметьева, ныне принадлежащий больнице им. Склифосовского, и те самые Торговые ряды около Кремля). Собственно говоря, Кваренги значится архитектором Кабинета Е.И.В., также он являлся сторонником так называемого палладианства в архитектуре (стиль, в котором строгое следование симметрии сочетается с принципами классической храмовой архитектуры Древних Греции и Рима, его ещё называют ранним классицизмом). Примечательно, что нигде, ни в одной статье, рассказывающей про классицизм, палладианство, Кваренги или упоминаемые выше архитектурные памятники не упоминается про колонны с вот такими вот геометрическими украшательствами над базой. Между прочим, этот архитектурный элемент, мягко скажем, не очень распространён, до этого я видела такие колонны на здании, именуемом ныне Дачей Сталина в городе Сочи. Причём, то здание построено в стиле постконструктивизма, хотя классических элементов там тоже хватает.

В любом случае, этим воротам уже более 200 лет, и на старых гравюрах они изображены именно с такими элементами. Пусть мы не знаем, какую цель преследовали авторы таких колонн, но нужно отдать должное художественной мысли: простая геометрия бывает очень красивой.

 

 

Коняшки Аничкова моста

Аничков мост может посоревноваться в своей знаменитости с самим Дворцовым мостом, хотя не является его каноническим символом. Сам мост в своей конструкции мало чем примечателен ― мост как мост. Тут давно уже мост, а с 1785-го года он даже стал каменным. Соединяет оба берега Фонтанки, чтобы Невский проспект (Невская першпектива) не прерывалась в своём весёлом беге. Кому интересна история моста, почитайте об этом на сайте «Прогулки по Петербургу», меня же интересуют скульптуры.

Вообще лошадей я не очень люблю, но эти лошади поражают с первого взгляда. Так точно изобразить живое существо, да ещё в движении ― на такое способен только подлинный мастер своего дела. Здесь я не открою секрета, если скажу, что эти лошади ― творение Петра Карловича Клодта. Он вообще большой мастер изображения лошадей, не даром именно его лошади венчают Большой Театр, а также их можно увидеть на Ленинградском проспекте в Москве при съезде в сторону Манежа.

Что для нас важно. Пётр Карлович потратил на эти работы 20 лет своей жизни, благодаря им заслуженно стал академиком Академии художеств. И, самое на мой взгляд, интересное, что здесь судьба распорядилась таким образом, что к моменту отливки этих фигур скоропостижно скончался руководитель Литейного двора Василий Петрович Екимов, без которого отливка была бы невозможна. Тогда Пётр Карлович решается сам руководить процессом, тем более что у него для этого были все необходимые предпосылки, включая посещение в прошлом уроков Василия Петровича. Как пишет Википедия дальше, «То, что скульптор стал литейщиком, принесло неожиданные результаты: большинство отлитых статуй не требовало дополнительной обработки (чеканки или исправлений).». Пётр Карлович усовершенствовал технику литья, тем более что до него фигуры отливались по частям, а здесь они вроде как выполнены сразу, целиком. Учитывая их размер, это действительно отлично выполненная работа.

 

 

Гермесовы корабли

Это здание, находящееся по адресу Невский проспект, д. 62, стоит напротив Гостиного двора и всегда обращает на себя внимание богато украшенным фасадом. Это здание Русско-азиатского банка, построенное архитектором Борисом Ионовичем Гиршовичем в 1896-1898 гг. Стиль этого здания определяют как классическая эклектика, и это не удивительно, потому что на стыке XIX-XX-го веков родилось множество интересных художественных стилей, рождались новые художественные школы, появлялись новые движения в искусстве, направленные на изучение формы, цвета и звука как таковых. В архитектуре тоже много экспериментировали. И при этом дух времени диктует свои законы. Это здание облицовано радомским песчаником. И вот что интересно. В эти же самые года (1895-1898) в Москве архитектором Семёном Семёновичем Эйбушицем строится здание Московского международного торгового банка, тоже облицованное радомским песчаником. А вот Московский банк уже берёт своим прототипом здание банка Святого Духа в Риме. И тут новый поворот истории: оказывается, здание банка Святого Духа ― это первое здание, построенное именно что для финансового учреждения (к слову сказать, этот банк основан в 1605-ом году). Ну, это так, занятная историческая справка.

Что же касается этого здания, то оно содержит в себе несколько классических элементов, но больше всего мне лично нравятся эти корабли с кадуцеями. В Азию раньше можно было разве что доплыть. Плыли долго, настойчиво, но оно того стоило (и чёрный перец как обыкновение на наших обеденных столах тому явное подтверждение). Ну, и конечно, как многие другие финансовые учреждения прошлых лет, это здание сопровождается не только символикой бога торговли, но и его ликом на фронтоне здания.

 

 

Торговый дом купцов Елисеевых

Знаменитый магазин братьев Елисеевых в Петербурге, расположенный по адресу Невский проспект, д.56. Второй не менее знаменитый магазин этих братьев находится в Москве, на улице Тверская, д.14, тоже в самом центре города. Начиналось это коммерческое предприятие как торговый дом по продаже колониальных товаров, а так как строительство происходило в знаменательную эпоху расцвета русского модерна, оба магазина вот уже более ста лет привлекают к себе внимание своей восхитительной отделкой ― причём, питерский магазин не только изнутри, но и снаружи. Побывать в этом магазине ― долг любого туриста, приехавшего в Петербург хотя бы ненадолго. А уж поклонникам модерна так особенно, ибо в Питере красотой это здание может потягаться разве что с домом Зингера, а в Москве модерн более скромен (ну, она же тогда не была столицей).

Разумеется, по этому адресу не сразу построили шестиэтажный дом, до 1902-го года там стояло скромное трёхэтажное здание ― об этом можно почитать на сайте «Прогулки по Петербургу», где довольно подробно расписана история этого памятника архитектуры. Архитектор ― Гавриил Васильевич Барановский, ученик П.Ю. Сюзора и с 1898-го года главный архитектор всех предприятий братьев Елисеевых.

Что лично для меня примечательно, так это новое открытие Москвы: оказывается, большое арочное окно ― это ссылка не только на французские торговые дома, но и на торговый дом купца Аршинова, построенный мэтром русского модерна Фёдором Осиповичем Шехтелем (в 1899 г.), который, как пишет сайт «Узнай Москву», было первым офисным зданием Москвы, построенным в этом изящно-благородном стиле.

Это здание требует тщательного визуального осмотра ― скульптуры, металлические решётки, витражи ― всё это должно было привлечь внимание потенциальных покупателей. Кто-то зазывает рекламой, а кто-то ― цветными стёклами в окнах и скульптурами на стенах. Маркетинговый ход Елисеевых оказался большим шагом в будущее. Учитывая, что коммунисты активно боролись с буржуазно-дворянским прошлым, всё-таки, подлинное искусство вечно, и одно это здание доказывает верность указанной сентенции.

Здание украшено скульптурами Амандуса Хейнриха Адамсона, того самого, что создал памятник погибшему броненосцу «Русалка», установленный в Таллинне. В Питере он тоже отличился изумительными работами, но об этом мы поговорим ещё ниже. Скульптуры изображают бога торговли, промышленника, науку и творчество. К слову сказать, династия Елисеевых занималась не только торговлей, но и меценатством. И если род этих купцов происходит из простых крестьян (Ярославской губернии), то потомки основателя рода Петра Елисеевича Касаткина, отличившиеся на поприще служения отечеству не только трудолюбием, но и широкой душой, стали дворянами. Кстати, история купцов Елисеевых (Касаткиных по происхождению) заслуживает отдельного внимания, в связи с чем рекомендую интересную статью «История рода купцов Елисеевых», где вы сможете узнать, как блюдечко земляники зимой в доме графа Шереметьева способно изменить историю не только отдельного человека, но, не побоюсь этого слова, и историю целой страны.

Что касается дня сегодняшнего, то, глядя на это здание, с одной стороны, ты понимаешь, что только роскошь и богатство могли родить такое чудо архитектуры. Но если сравнивать современные помпезные здания, на строительство которых уходят буквально миллиарды рублей, то их даже близко сравнивать невозможно, ибо в современной роскоши чувствуется какая-то дурь и уж точно современные богатые дома не хочется называть произведениями искусства (есть отдельные удачные образцы в частном секторе, но это не более чем удачные копии столетних прототипов, и это свидетельство мастерства, а не искусства). Современная архитектура ушла в другом направлении, и сейчас сложно представить себе появление нового подобного архитектурного шедевра. С одной стороны, это и не нужно, у каждой эпохи свой стиль, свой язык и свои технические возможности. С другой стороны, глядя на такие образцы, ты видишь не просто свидетеля исторических событий ― ты наглядно убеждаешься, что мы что-то утратили в своей истории, что-то значимое. Что потом был путь только вниз. И не известно, изменится ли когда-нибудь это направление. Тем меня и привлекает модерн ― он был воротами в Новое Время, которому требовалось Новое Искусство (art nouveau). Эти ворота сейчас наглухо закрыты. Откроем ли мы их когда-нибудь ― вот в чём вопрос?.. Но ― это предмет уже другого разговора.

 

 

Квадрига Аполлона

Этот театр непременно встретишь, прогуливаясь по Невскому ― Александринский театр, один из старейших театров России, основанный в 1756-ом году. Как пишет сам официальный сайт этого храма искусств, «Российский государственный академический театр драмы им. А.С. Пушкина ... является старейшим национальным театром России. Он учрежден Сенатским Указом, подписанным дочерью Петра Великого императрицей Елизаветой 30 августа 1756 года в день Святого Александра Невского. Именно этот театр стал прародителем всех Российских театров, а дата его основания — Днем рождения Русского профессионального театра. Учреждение театра послужило началом государственной политики Российского государства в области театрального искусства».

Здание построено знаменитейшим архитектором, основоположником целого одноимённого стиля Карлом Ивановичем Росси в 1828-1832 гг. На самом деле это комплекс зданий, построенных в едином стиле (ампир, разновидность классицизма), среди которых здание театра является архитектурной доминантой. Как пишет Citywalls, «Главный вход украшает мощная шестиколонная лоджия коринфского ордера, боковые фасады оформлены восьмиколонными портиками. Стройные белые колонны рельефно выделяются на фоне глубокой лоджии. Главный фасад венчает бронзовая квадрига Аполлона, символизирующая триумф русского искусства, выполненная С. Пименовым по рисунку Росси. В центре аттика главного фасада ― летящие фигуры Слав и лавровый венок в центре, в нишах ― фигуры муз Талии и Мельпомены (музы комедии и трагедии), фриз украшен театральными масками (скульпторы С. Пименов, В. Демут-Малиновский, П. Трискони)».

Сама квадрига создана скульптором Степаном Степановичем Пименовым. Создатель сей скульптуры работал над ней в период с 1831 по 1832 годы. Это довольно распространённое, хотя и непростое архитектурное решение для крупного строения. Но тут экономика оказывается бессильна против мировой истории, тем более что аналогичную скульптурную композицию, венчающую Большой театр в Москве (работа П. К. Клодта, между прочим), знает практически весь мир.

 

 

Канделябры Екатерининского сквера

Между Александринским театром и Невским проспектом располагается Екатерининский сквер. Вообще-то это ещё и площадь Островского, у которой, как и у всех центральных улиц города, непростая судьба. 24 ноября 1873-го года здесь был открыт памятник Екатерине II. Памятник заслуживает отдельного внимания, о чём мы поговорим в другой галерее, меня же, как всегда, интересуют детали, казалось бы, не самые значительные: фонари.

Фонари этого сквера, именуемые также канделябрами (из-за наличия четырёх ветвей-«рожков»), были установлены одновременно с памятником, таким образом, площадь состоит из пяти объектов: центрального, посвящённого императрице, и четырёх светильников. Конечно, в то время все фонари были газовые, но вот что интересно: оказывается, первые электрические фонари в Санкт-Петербурге появились именно на площади Островского. Как пишет сайт «Прогулки по Петербургу», «На площади проводились испытания первых уличных электрических фонарей. С Дворцового моста сюда были перенесены четыре фонарных столба, на которые установили электрические светильники. Согласно отчёту П. Н. Яблочкова с 17 апреля по 2 мая 1879 года электрический свет горел здесь ночью одновременно с газовым освещением. А с 22 до 24 часов публике показывали мгновенное включение и выключение четырёх электрических фонарей, предупреждая её об этом свистками. Зрителями был выбран один из пяти образцов установленных на площади фонарей. Им стал конический светильник, находящийся на углу площади и Невского проспекта». Не уточнено, какие именно четыре фонаря, возможно, что какие-то другие.

Разумеется, фонари, окружающие императрицу, должны ей соответствовать. Поэтому они установлены на массивных гранитных тумбах, декор выполнен в классическом стиле, основания фонарей украшают лавровые венки и кисти, а также ленты. Получается такая помпезно-праздничная строгость. И, не смотря на своё главное техническое предназначение, это тоже произведение искусства.

 

 

Большой гостиный двор

Разумеется, торговля ― спутник любого крупного города, и для торговли нужные торговые ряды. А уж в столице их должно быть ещё и несколько, среди которых главный ― Большой гостиный двор. Образец классического строения, построенный в период с 1761 по 1785 годы архитектором Жан-Батист-Мишелем Валлен-Деламотом. Там до сих пор торговый центр.

Не могу сказать, что это самое красивое здание Петербурга. Обычные торговые ряды. Каких много (возможно, такого же размера разве что в Москве найти можно), но в целом идея понятна: куча лавок, объединённой одной галерей, что для покупателей очень удобно (да и для продавцов тоже). Разумеется, здание не без своих исторических особенностей: это самое раннее сооружение классицизма в городе по времени его застройки (строили его всё-таки долго и за это время успели построить несколько других классических зданий, даже упоминаемых выше). А его периметр ― больше километра. Сейчас это довольно пафосное место, но в общем-то любителям шопинга здесь есть чем поживиться. Я вот здесь когда-то фирменные джинсы купила, уже несколько лет ношу и ещё не знаю сколько носить буду ― крепкие оказались.

 

 

Дом компании «Зингер»

Этот дом, располагающийся по адресу Невский проспект, д.28, можно сказать, визитная карточка современного интеллигентного Санкт-Петербурга. Прежде всего потому, что это Дом книги, в который всегда приятно заглянуть любому любителю хорошей литературы, да и кафешка там теперь есть с потрясающим видом на Казанскую площадь. Вот уж воистину интеллигентное место.

Дом компании «Зингер» построен по проекту и под наблюдением уже упоминавшегося выше архитектора Павла Юльевича Сюзора в 1902-1904 годах. Стиль, разумеется, модерн. Пожалуй, что этот дом по своей красоте даже превосходит торговый дом купцов Елисеевых, хотя это, возможно, и некорректное сравнение. Американцы (владельцы компании) хотели построить на этом месте небоскрёб, но раньше в Петербурге нельзя было строить здания выше Зимнего дворца (23,5 м), так что планам американцев, с одной стороны, не удалось сбыться, но они всё равно нашли способ сделать его выше крыш соседних домов.

Как пишет Citywalls, «Это было первое в России здание с металлическим каркасом, что позволило сделать стены тонкими, увеличить размеры окон и улучшить освещенность помещений. При строительстве были применены новейшие достижения техники ― двор был перекрыт стеклянной крышей, водосточные трубы упрятаны в стены здания, снег с крыши убирали при помощи пара. В доме было пароводяное отопление и системы вентиляции и кондиционирования. Были установлены лифты фирмы "Отис" и встроенные сейфы берлинской фирмы "Панцер"». В статье по ссылке отдельно рассказано, как был организован водослив: «На наружных фасадах совершенно нет водосточных труб, взамен чего вся вода отводится посредством двойных медных труб, проложенных в стенах здания и изолированных от пота посредством асбеста и сукна; наверху снег и вода собираются в эти трубы по особым желобам, в которых устроены приспособления для таяния снега посредством пара. Устройство это, в описании кажущееся несколько сложным, на практике вполне оправдало возлагавшиеся на него ожидания. Подобного же устройства желоба со снеготаялками, но с наружными водоотводными трубами, обслуживают и надворные фасады».

Также Citywalls отмечает (это другая статья): «Дом компании "Зингер" ― первый в России специально спланированный бизнес-центр с торговыми и банковскими помещениями и наемными офисами». И хотя поначалу это здание воспринималось неоднозначно, теперь его стеклянная башня-фонарь ― визитная карточка Невского проспекта.

Крылатые фигуры кариатид-валькирий с крыльями бабочек выполнены скульптором А. Г. Адамсоном, про которого мы уже упоминали выше. Эти дамы восхищают зрителя и сюжетом, и качеством исполнения ― настоящие произведения искусства. Настоящего американского орла создал скульптор-анималист Артемий Лавреньтевич Обер. Здание действительно поражает огромными окнами-витринами, которые как бы заранее предвосхищают, что здесь всегда полно света. Фасад здания облицован разноцветным гранитом. В отделке впервые была применена бронза, какие-то фигуры литые, какие-то выкованы.

Забавно, что хотя компания американская и во время первой мировой войны они даже шили форму для русской армии, народ всё равно считал их немцами, поэтому на первом этаже появилось консульство США, чтобы устранить все ассоциации с Германией.

Здание было национализировано в 1918-ом году, пережило обе мировые войны, но всё-таки, к счастью, выжило, сохранившись до наших дней фактически в неизменном виде (спасибо реставраторам). Около здания всегда шумно, здесь всегда много народу. Днём в кафешке порой даже свободного места не найти, и оно понятно: атмосфера функциональной роскоши в сочетании с ароматом кофе способна навевать на любого только самые благостные мысли. Особенно если только что прикупил для себя томик любимого писателя.

 

 

Казанский собор

Кто не знает про Казанский собор? Это не просто визитная карточка города, это уникальный шедевр архитектуры, и не важно, что в его основу лёг собор Святого Петра в Риме. Сейчас собор возвращён в лоно православной церкви, хотя в период с 1932 по 1991-ый годы был Музеем истории религии и атеизма, куда зимой школьники бегали погреться.

Здание ― образчик классицизма, архитектор ― Андрей Никифорович Воронихин. Бывший крепостной, Андрей Никифорович впечатлил своим талантом своего хозяина, графа Строганова, который отправил его учиться в Москву. Учился заграницей и в итоге стал академиком архитектуры и профессором Академии художеств. Казанский собор считается вершиной его творения. И это здание до сих пор поражает воображение ― и не важно, что у них чего-то не получилось, не хватило места, не повторили римский собор или что-то ещё.  Мне нравится это место за то, что здесь всегда что-то происходит. Тут не туристы главные действующие лица, они лишь свидетели чего-то более возвышенного, необъятного. Конечно, облик города всё время меняется вместе с настроениями его градоначальников, но для меня Казанская площадь ― это всегда какие-то флешмобы, концерты, просто интересные встречи. Казанский собор, при всей своей строгости и монументальности, будто раскрывает нам навстречу объятья, приглашая нас в свой таинственный мир, полный чудес и загадок. По большому счёту любое путешествие в Питере начинается с Казанского собора. Здесь словно центр Вселенной. Пришёл, огляделся и выбрал для себя направление ― не важно куда, вглубь кварталов, к Неве или в какую-нибудь из сторон Невского ― здесь ты понимаешь, что тебе здесь на самом деле нужно. А можно никуда не ходить, сесть в какой-нибудь кафешке, вытянуть ноги и полакомиться чёрным кофе и горячим супом, прислушиваясь к атмосфере города...

Жаль, что сейчас невозможно прогуляться под сводами галерей. Когда-то это было возможно, но не сейчас. Заборы вообще бич нашего времени, и здесь это ощущаешь особенно. Ещё вчера была свобода, а сегодня ты наткнулся на какую-то железяку, преграждающую тебе путь. А ещё здесь как будто искривляется пространство. Вот он, казалось бы, центральный вход, под портиком с глазом иезуитов. Входишь... и оказывается, ты зашёл с чёрного хода, где-то сбоку от алтаря... Да, прямо у могилы Михаила Илларионовича Кутузова, но мир словно перевернулся, он где-то там, в глубине... надо только дойти...

Удивительное место удивительной архитектуры.

 

 

Михаил Илларионович

Этот 4-х метровый памятник знаменитому русскому полководцу Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову, как видно по зданию на заднем плане, установлен на Казанской площади. Вообще у этого памятника есть «брат» с другого торца галереи Казанского собора, памятник другому великому полководцу Михаилу Богдановичу Барклай-де-Толли. Обе скульптуры изображают из себя победителей в Великой Отечественной войне 1812-го года. Памятники установлены в 1837-ом году, выполнены они по эскизам скульптора Бориса Ивановича Орловского (в Википедии описано, что это был сложный конкурс, так как Александр I хотел, чтобы полководцы были непременно в русской военной форме, а не в римских тогах, как это тогда было модно). Отливал статуи уже знакомый нам В.П. Екимов. Дохлая птичка у ног Кутузова ― это поверженный орёл. Обе скульптуры, кстати, стоят на знамёнах поверженного противника.

В работах поражает портретное сходство с прототипами. Действительно интересно посмотреть на мощные фигуры русских полководцев, а не какие-то там греко-римские аллегории. Мне кажется, что порой русские зодчие (под влиянием своих заказчиков, скорее всего) слишком увлекались образцами западной культуры, не развивая национальное искусство. Здесь указом царя нарушаются общепринятые стереотипы, и в результате мы имеем образец скульптуры, которая становится понятной во временной перспективе. Честно говоря, мне странно было бы увидеть Кутузова в римской тоге, спустя 200 лет после открытия памятника тебе и форма русского фельдмаршала времён войны 1812-го года кажется чем-то вроде античных одежд. Так что здесь Александр I угадал верно. Оставил нам в наследство вот такую интересную память. Честно говоря, Казанскую площадь уже сложно представить без этих памятников ― настолько гармонично они в неё вписаны.

 

 

Фонтан Воронихинского сквера

Изначально это сооружение, построенное, как видно, в 1809-ом году, находилось в другом месте. Как пишет сайт «Прогулки по Петербургу», «В 1934-1935-х годах с Пулковского шоссе сюда перенесли гранитный фонтан-водопой, созданный по проекту архитектора Тома де Томона каменных дел мастером Генри Гроуером». Жан-Франсуа Тома де Томон, к слову сказать, отличился тем, что после неудачного проекта Кваренги завершил строительство Санкт-Петербургской биржи, до сих пор украшающей своим монументальным портиком стрелку Васильевского острова со скульптурной композицией, центром которой является бог морей Нептун-Посейдон.

Гранитный фонтан будто создан на века. Только бронза немного покрылась малахитом. Но массивные плиты, из которых это вроде бы нехитрое сооружение построено, выглядит столь монументально, что этой основательности даже немного завидуешь. Возможно, этот фонтан действительно был поставлен с целью утолить жажду (к сожалению, мне неизвестно, какого качества вода в него подавалась, хотя интересно было бы узнать его устройство, ведь это строение поставили ещё до нападения Наполеона на Россию). Сейчас вряд ли из него можно пить, так как там скорее всего водопроводная вода, к тому же, зачем ставить устройство, которое бы просто сливало водопроводную воду в канализацию, возможно, вода там каким-то образом рециркулирует, так что водопоем это место можно назвать разве что для диких животных.

Что мне лично нравится: вот, казалось бы, обычный фонтан. Фонтанчик. Но видно, что работа сделана мастером высочайшего класса: маска выточена из камня, и в самом сооружении очень гармонично применена геометрия с приятным для глаза соблюдением пропорций.

 

 

Грифоны Банковского моста

Здесь мы рассмотрим ещё один символ Санкт-Петербурга ― пешеходный мост через канал Грибоедова, один из трёх сохранившихся пешеходных цепных мостов города (Википедия). Банковский мост открыт в 1825-ом году рядом с Ассигнационным банком (это здание является фоном первой картинки, сейчас там, как видно из остатков надписи, другое заведение). Литые фигуры грифонов выполнены скульптором Павлом Петровичем Соколовым, признанным мастером классицизма. Крылья и фонари изготовлены из меди и покрыты позолотой (ну, раньше точно была позолота, сейчас неизвестно).

Справедливости ради стоит сказать, что грифоны ― это крылатые львы с головой орла. И на Банковском мостике мы не видим полного соответствия этому мифическому животному, ибо головы тут вполне себе львиные. По легендам, мост у банка решили украсить именно этими мифическими животными, так как те якобы являются надёжными стражниками кладов (источник). И ещё могу сказать, что раньше эти львы были темнее. По крайней мере, в моём фотоархиве есть фотография за 2008-ой год, где львы тёмно-серого цвета. Сейчас вот болотно-зелёного, да ещё и требуют обновления. В любом случае, мост действительно красивый. Питер вообще поражает небанальностью архитектуры.

 

 

Дом печального образа

Прямо за Казанским собором находится это довольно большое шестиэтажное (пятиэтажное с мансардой) здание в стиле модерн ― доходный дом Кохендорферов. Историю этого дома можно почитать на Citywalls, ибо там всё непросто и с этажами, и со строителями, учитывая, что современный облик зданию в 1912-ом году придал внук человека, по имени которого этот дом и называется.

На исторической фотографии видно, что вся лепнина была выкрашена той же краской, что и цвет стен, однако после реконструкции (реставрации) 1990-го года лепные элементы выкрасили контрастной тёмно-красной (коричневой ?) краской. Честно говоря, мне такое цветовое переосмысление не нравится. Как говорится, лучшее враг хорошего, хотя кому-то новый вариант нравится больше. Мне же больше бы нравилось, если бы здание сохраняли в надлежащем виде. Даже по этой фотографии заметно, насколько здание нуждается в поддержке реставраторов. Будем надеяться, что этот прекрасный образец модерна ещё постоит в историческом центре Петербурга.

 

 

Ангелочки

Нынешний вид здание по набережной канала Грибоедова, д.15 приобрело в 1875-ом году благодаря уже известному нам архитектору П.Ю. Сюзору (специально его здания не искала, так получилось, и тем не менее творения этого архитектора невольно привлекают взгляд). Не смотря на классические элементы, это здание построено в стиле эклектика.

Этот архитектурный стиль, просуществовавший фактически с 1830-го по 1890-ый годы, является переходным этапом от классицизма в модерн. Эклектику легко перепутать с классицизмом, ей тоже могут быть присущи строгие формы и линии. Как отмечает Википедия, «Эклектика сохраняет архитектурный ордер (в отличие от модерна, не использующего ордер), но в ней он утратил свою исключительность». Для нас это означает, что архитекторы находились в творческих поисках новых моделей и композиций. Искусство ― это всегда поиск. Но поскольку поиск иногда даёт совершенно непредсказуемые результаты (иногда даже в единственном числе), для простоты понимания было принято решение называть это всё эклектикой. Поэтому мы смотрим на ангелочков, навевающих нам мотивы барокко, но не тут-то было, барокко к этому времени уже прекратило своё существование. К тому же, решёточка на крыше уже как бы даёт нам знать, что модерн вот-вот случится.

Что касается современности, то её проявления почему-то всегда уродливы: кондиционеры, провода, спутниковые тарелки... Никакой эстетики.

 

 

Канал Грибоедова

Все реки в Санкт-Петербурге закованы в гранит для прочности, чтобы берега не расползались. Канал Грибоедова облицевали в 1790-ом году, тогда же установили чугунные ограждения. К слову сказать, не смотря на историческое место, это одна из самых скромных решёток, ограждающая пешеходов от прохладных грязных речек. Но, честно говоря, такая скромная простота мне нравится. Набережная выглядит строго и эффектно.

 

 

Решётка Михайловского сада

Если строить высокий забор, то, ИМХО, его надо делать вот таким ― как на картинках выше. Сложно, дорого (возможно, очень дорого), но зато красиво. Честно говоря, заборы вообще не люблю, есть в этом что-то мещанское. Но не отрицаю, что заборы появляются прежде всего из охранно-заградительных функций. И очень хорошо, когда это выполняется вот в таком вот стиле.

Михайловский сад окружает Михайловский дворец (ныне отделение Русского музея). И это, несомненно, тоже одно из примечательных туристических мест Санкт-Петербурга. Со стороны набережной канала Грибоедова находится ещё одна визитная карточка города ― храм Спас-на-крови, о котором поговорим ниже. Этот храм окружает именно эта решётка, одна из самых красивых в городе. Есть мнение, что её автор неизвестен, хотя Википедия утверждает, что она создана по рисунку строителя храма Альфреда Александровича Парланда. В других источниках говорится, что, возможно, авторство принадлежит художнику Э.К.Кверфельдту. В любом случае, для строительства этой решётки использованы те же материалы, из которых построен Спас-на-крови, решётка выполнена в стиле модерн и выкована из железа. Рисунок повторяет вензелятые орнаменты древнерусских храмов, но в целом это действительно ранний модерн. Изготовлена и установлена в период с 1903 по 1907 годы. Подробнее об истории этой решётки можно почитать в этой статье.

 

 

Павильон Росси

Данный павильон находится на берегу реки Мойки в Михайловском саду. Сам Михайловский дворец ― образец классицизма, архитектор ― К. И. Росси, для которого характерны жёлтые стены с белыми колоннами и лепными элементами. Поэтому павильон он построил в том же стиле. Чугунная ограда, защищающая от обрыва над водой, также выполнена по эскизам Карла Ивановича. Рисунок строгий, спокойный, как и все творения мастера. Хотя в самом павильоне чувствуется некоторая праздничная парадность. Маленькое величественное здание радует глаз любого, прогуливающегося по противоположному берегу Мойки.

К слову сказать, павильоны в садах раньше были обычным явлением. Их часто строили, территории-то всех этих парков и садов всё-таки огромные. Вот так вот уйдёшь гулять, а тут вдруг дождь, куда деваться? Вот и приходилось землевладельцам разоряться на строительства всяких дополнительных строений на своих огромных участках. Теперь же, во времена, когда монархия пала, в бывших владениях всяких царедворцев для простого люда устраивают кафешки, магазинчики или даже какие-нибудь выставки. В общем, здания не простаивают, используются. И даже, как видно из картинки выше, реставрируются и поддерживаются в надлежащем состоянии.

 

 

Русский стиль

На месте смертельного ранения Александра II построили огромный храм ― Храм Спаса-на-Крови. Всем любопытствующим рекомендую ознакомиться со статьёй «Спас на Крови в Санкт-Петербурге: описание архитектуры и мозаик на фасадах» ― здесь много подробных фотографий и всяких интересных фактов, поэтому я лично не вижу смысла повторяться. Храм этот построен в так называемом русском стиле ― немного вычурном, на мой взгляд. От старых дворцов и палат (которым в смысле более четырёхсот лет) уже давно ничего не осталось. Есть отдельные исторические памятники (к слову сказать, весьма скромные на свой внешний вид), но представление о периоде правления династии Рюриковичей в народной памяти сохраняет идею, что в те времена цари жили в каком-то сказочном мире. По крайней мере, глядя на этот собор, думаешь, что столь сложное композиционное оформление наружных стен со множеством лепнины, резьбы, фигурных вставок, каких-то колонок и пилястров, с кучей изразцов и цветной плитки ― всё это вряд ли использовалось в нашем суровом северном крае, где летом солнце жарит, а зимой всё вымораживается.

Ну, что же, оставим эти идеи на совести архитектора А.А. Парланда, уже упоминаемого выше, для нас это прекрасный образец нефункциональной архитектуры, тем более что для выражения скорби как-то слишком пафосно.

Но всё-таки нет худа без добра. Выше я уже сетовала, что наши архитекторы всё время смотрят на Запад, кому-то всё подражают, игнорируя своё, родное. Ну, вот, мы получили что хотели ― перед нами как раз самое что ни на есть здание в национальном ― русском ― стиле. Для переходного периода, когда процветала эклектика (а строительство этого храма осуществлено в период с 1883 по 1907 годы), поиск новых смыслов привёл авторов вот к такому вот творению. На самом деле когда выбирали эскиз будущего храма, там было несколько вариантов, очень сложных, огромных. Александр III хотел, чтобы это был непременно русский храм, какие раньше строили в Ярославле. Разумеется, собор Василия Блаженного также был источником вдохновения его строителей.

Это огромное здание. Ныне это музей, хотя православным там разрешают ставить свечки. Внутри всё отделано дорогущими мозаиками, некоторые из которых мы рассмотрим в отдельной галерее. Но в любом случае сам храм как бы объясняет, почему монархия пала. На частные деньги строить такое строение не с религиозной целью вряд ли бы кто стал. А вот зачем религиозным людям столь богато украшенные храмы ― мне лично тоже непонятно, учитывая, что пропагандирует (или пытается пропагандировать) православие и устами современных священников, и текстами древних книг. Этот храм все называют красивым, и оно действительно довольно симпатично отражается в водах канала Грибоедова, несомненно являясь отличным поводом для фотографии в семейный фотоальбом. И, возможно, наша культура что-то бы потеряла без этого строения, являющегося символом выражения «могём, когда захотим!». Но ощущения от этого здания какие-то неоднозначные. Александр III хотел увековечить память о папаньке. Ну, вообще-то его папаня крепостное право отменил, поэтому он по-любому в истории крупно засветился (да и вообще, в отличие от Александра II, мало кто из наших царей отметился столь запоминающимися реформами). Строить такой дорогущий храм только чтобы увековечить память ― мне кажется, тут были какие-то другие причины. Или они просто пытались замолить грехи, ведь бомбы тоже не просто так подкладывают. Возможно, мы просто чего-то не знаем. И хотя для строительства с губерний отправлялись многочисленные пожертвования, храм находился на государственном содержании вплоть до 1917-го года (а там одних электрических лампочек было 1689 штук! (источник)). Изначально храм не планировался для массовых посещений, там регулярно проводились службы только памяти погибшего царя и иногда произносились проповеди. Впрочем, в 1938-ом году храм хотели разобрать. Этим планам не было суждено сбыться, потому что началась война. Возможно, это и хорошо, что не разобрали.

Искусство ― вещь неоднозначная. Сначала ты думаешь: зачем такое строить? К чему эти траты?.. А потом думаешь: а и хорошо, что не разобрали. Это ведь действительно не рядовое событие в русской архитектуре. И пусть повод оказался невесёлый, сейчас сложно себе представить Питер без этого здания в виде огромного терема, хорошо проглядывающегося с моста на Невском проспекте через канал Грибоедова.

 

 

Ромашки

Эти цветочки находятся в основании чугунных фонарных столбов (торшеров), установленных на гранитных тумбах Большого Конюшенного моста, перекинутого через Мойку. Как сказано на сайте «Прогулки по Петербургу», «Весной 1827 года началось проектирование нового моста. Император Николай I пожелал видеть здесь "...всю возможную прочность и всю возможную красивость..." Инженерами Адамом и Треттером был создан проект металлической переправы с каменными устоями. Е. А. Адам и Г. М. Треттер выполняли свои самостоятельные проекты, заказанные им почти одновременно. В итоге 15 сентября 1827 года был принят проект Адама, но и после этого инженером несколько раз разрабатывались другие проекты сооружения моста. Из-за многочисленных пересмотров проекта сооружение переправы затянулось на полтора года. Строительные работы были начаты 1 апреля, движение по новому Большому Конюшенному мосту было открыто 6 декабря 1828 года».

На самом деле это маленький мост, теперь даже не разводной. Один, казалось бы, из многих. Но вот не смогли пройти мимо, обратили внимание на декор. И вот так в Питере всегда: вроде бы, перед тобой обыденная вещь общехозяйственного назначения, а глаз всё равно цепляется, всё равно не даёт просто пройти мимо. Останавливаешься, даже любуешься. Вроде бы, чего особенного? Фонари на мосту, эка невидаль! Ан-нет, не просто фонари. Произведение классического искусства.

 

 

Тройной мост

Мосты в Петербурге ― это отдельный вид достопримечательностей. Их здесь много и они все разные: длинные и короткие, широкие и узкие, автомагистральные и пешеходные, разводные и нет, исторические памятники и новодел; при этом многие из них ― проявление настоящего инженерного гения. При этом нет ни одного одинаково моста. И у каждого ― своя собственная история. Все они довольно красивы, каждый из них гармонично вписан в общую мозаику города ― и это касается не только исторических мостов, но и современных.

Есть в Петербурге место, в котором находится так называемый Тройной мост, соединяющий между собой в Центральном районе Санкт-Петербурга три острова: Спасский, 1-й Адмиралтейский и Казанский. Как пишет Википедия, «Мост расположен в месте соединения канала Грибоедова и реки Мойки. Состоит из сходящихся в одной точке Мало-Конюшенного моста через Мойку, Театрально моста через канал Грибоедова и сухопутного моста-дамбы между двумя реками (иногда называемого Пешеходным мостом, для которого с конца XX века стало появляться название Ложный мост или Фальш-мост)». История этого моста начинается с начала XVIII-го века и, разумеется, он не сразу стал тройным. Тогда все мосты были деревянными, что логично, ибо древесина в те времена была недорогим и общедоступным строительным материалом (впрочем, лесов вокруг Петербурга до сих пор предостаточно). Затем, в начале уже века XIX-го деревянные конструкции было решено заменить чугунными. Затем была предпринята ещё одна реконструкция, в результате которой в Петербурге появилось уникальное по своей архитектуре сооружение, представляющий собой так называемый «мост-площадь».

Так как этот мост находится в центре города и теперь он даже закрыт для автомобильного движения, это довольно популярное место не только у туристов, но и у молодожёнов. Последние используют этот мост в некоторых современных городских ритуалах, связанных с брачными традициями, основанных на древних поверьях, смысл которых ныне давно утрачен. В любом случае это довольно живописное место в любую погоду. Туристов здесь всегда полно и отсюда можно начинать неторопливое путешествие по набережным Мойки в западном направлении.

Названия мостов в Петербурге в общем-то происходят от названий находящихся неподалёку зданий или по наличию в его декоре каких-то характерных элементов. Например, Банковский мост был так назван в честь находящегося рядом финансового учреждения, Львиный мост называется из-за украшающих его львов, Театральный мост называется так из-за находившегося когда-то неподалёку театра, а Конюшенные мосты называются так из-за находящегося рядом манежа и конюшен императорского двора. Но не только название играет роль. Мосты декорировались фонарями, ажурными решётками с различной символикой (театральной, военной, морской, мифологической и проч.), а также скульптурными композициями. Мосты регулярно реставрируются силами города и вечерами красиво подсвечиваются.

 

 

1-ый Садовый мост

У всех мостов в центральной части города богатая история, и этот мост ― не исключение. Не стану пересказывать Википедию, отмечу только, что данный мост претерпел значительную реконструкцию от деревянной постройки через кирпично-гранитно-известняковое сооружение до стальной двухшарнирной арки со сквозным надарочным строением (в 1906-1907 гг.). Работа архитектора Льва Александровича Ильина и инженера Андрея Павловича Пшеницкого. Последний, кстати, в 1908-ом году выиграл международный конкурс по проектированию Дворцового моста.

Это один из самых красивых мостов в центре города, особенно поражающий воображение декором. Фонарные столбы выполнены в виде связанных пик, фонари подвешены на стрелах, над которыми расправили крылья двухглавые орлы. По большому счёту фонари этого моста на фоне Инженерного замка сами по себе уже городская достопримечательность и памятный вид города. Не удивительно, что современные петербуржцы уделили этому мосту достаточно внимания, восстановив утраченные после блокады декоративные элементы, а также украсив некоторые детали позолотой.

Для меня же лично этот мост интересен не только, так сказать, внешне, но и изнутри. Проплывая под ним на лодке, непременно обращаешь внимание на его конструкцию. Металлические перекрытия, множество заклёпок. Глядя на него, невольно возникает мысль, что строить на века умели только лишь сто лет назад. Как и многие строения того времени, мост производит впечатление надёжного, долговечного сооружения, которое вряд ли когда тебя подведёт. Такие конструкции облегчают жизнь и сближают людей. И хотя такие мосты кажутся довольно скромными памятниками архитектуры, не являющиеся напоминанием о каких-либо особо выдающихся людях из знатных и богатых династий, всё-таки, без таких конструкций наша жизнь была бы гораздо сложнее. Поэтому удивителен тот факт, что, казалось бы, совершенно функциональное сооружение, которое бы использовали при любом внешнем виде, всё-таки старались сделать не только удобным, но и красивым. Честно говоря, такое уважение к деталям не может не восхищать. Ибо именно в этих деталях проявляется полное уважение к автору, его создавшему. Ведь можно было сэкономить и на щитах, и на позолоте, и фонари подвесить на обычные железные палки... Но ― немного фантазии, и это уже не просто мост, а произведение искусства.

 

 

Решётка Летнего сада

Если бы архитекторы прошлого посмотрели на современный Петербург, они бы ужаснулись и выучили мат. Решётка Летнего сада ― одно из самых запоминающихся архитектурных сооружений, которое язык не поворачивается назвать просто забором, хотя фактически это и есть забор. Гранитные столбики и чугунная оградка с позолотой, выполненная в классическом стиле. Строгая, функциональная. Сомневаюсь, что это самая красивая решётка (согласно одной распространённой легенде про одного иностранца), но всё-таки, такие заборчики навсегда остаются в памяти. Особенно же мне нравится эта веерная конструкция, созданная против потенциальных любителей лазать через заборы.

Будочка, покрытая светлым сайдингом ― творение совсем недавних лет. Честно говоря, не совсем понимаю, зачем она там нужна. До недавнего времени её там не было, но, боюсь, теперь это надолго. Но именно её уродливость подчёркивает, насколько же были изящны строения прошлого даже в тех случаях, когда, казалось бы, от этих сооружений требовалось быть всего лишь препятствием для посторонних. Подозреваю, что в той будочке следят за видеокамерами, которых сейчас зачем-то везде понатыкали в нарушении 24-ой статьи Конституции РФ, ну да ладно, мы тут не юридические вопросы рассматриваем.

Надо сказать, что Летний сад заслуживает отдельного внимания. Это первый регулярный парк города, заложенный ещё Петром I в 1704-ом году. Сад знаменит своими скульптурами, и, несомненно, заслуживает отдельной темы для разговора. Сейчас же для нас важно, что идея забора между Летним садом и набережной Невы появилась в 1770-ом году. Затем последовали несколько лет проектирования и строительства, которое завершилось только в 1784-ом году. С тех пор этот забор зимой и летом не пущает всякого звания людей, но радует наш глаз.

 

 

Троицкий мост

Один из самых больших и самых красивых мостов Петербурга. Назван так по названию не сохранившегося до наших дней Троицкого собора. Построен в конце XIX-го века, хотя до него был так называемый плашкоутный (или понтонный) мост. Если кому интересно, рекомендую почитать об истории создания этого моста на сайте «Прогулки по Петербургу», здесь же отмечу, что строительством в итоге руководили французы, но строили питерские инженеры руками русских рабочих из отечественных материалов.

Иногда говорят, что к строительству этого моста имеет самое непосредственное отношение Гюстав Эйфель, отметившийся строительством одноимённой башни, однако источники утверждают, что, не смотря на выигрыш фирмой Эйфеля международного конкурса, устроенного по этому случаю, конкурс выиграла фирма «Батиньоль». Оформление моста разработано французами, но не обошлось без вмешательства со стороны Академии художеств, из которой также поступило предложение установить перед мостом обелиски, украшенные рострами кораблей (созданные, кстати, по моделям скульптора А.Г. Адамсона).

Это величественное сооружение длиной более 500 метров поражает масштабностью своей конструкции. Открытое к 200-хсотлетнему юбилею города, оно до сих пор является примером надёжной и функциональной конструкции, соединяя между собой оба берега Невы в историческом центре. С этого моста открываются канонические виды на Петербург, и это отличная точка как для наблюдений за рассветами, так  и за закатами. Подсвеченный множеством лампочек, в тёмное время суток этот мост являет собой величественное зрелище. Отражаясь в свинцовых водах Невы множественными огнями, он выглядит по-настоящему нарядным и праздничным круглый год.

 

 

Академия художеств

Цитадель художественной мысли. Ныне это Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина при Российской академии художеств. Очень интересное здание на Университетской набережной с круглым внутренним двором по центру. Академия художеств основана Петром I за год до его смерти, в середине XVIII-го века. Здание построено в стиле классицизм в периоды с 1764 по 1788 годы архитекторами Ж.Б.М. Валлен-Деламотом (уже знакомый нам по Гостинному двору), Александром Филипповичем Кокориновым и Юрием Матвеивичем Фельтеном (последний знатно отметился в строительстве города, включая участие в создании решётки Летнего сада и строительстве Эрмитажей).

Фасад здания украшен элементами, символизирующими и пропагандирующими различные виды искусств, и это логично, ибо фактически ни одно строительство в городе не обходилось без согласования с Академией художеств. Раньше царил другой подход в умах: строили не отдельные дома, а целые города, что подразумевало согласование между собой отдельных городских элементов. Прежде всего это касается инфраструктуры и строений, принадлежащих императорскому двору. Что касается частной жизни отдельных состоятельных граждан, имеющих возможность построить себе собственное творение, то всё равно для них выполняли требуемые работы архитекторы и художники, так или иначе связанные с Академией художеств, ибо когда читаешь историческую литературу по архитектуре и скульптуре, наименование это учреждения то и дело всплывает в текстах.

Дело академии живёт и поныне.

Любознательным рекомендую заглянуть в Википедию.

 

 

Сфинкс

На Университетской набережной напротив Академии художеств с 1834 года установлены гигантские тумбы с настоящими египетскими сфинксами. Вообще-то там изначально хотели поставить коней работы К.Клодта, но выяснилось, что привести сувениры из Египта будет дешевле, поэтому сейчас набережная украшена двумя сфинксами из сиенита. На сфинксах присутствуют иероглифы, их даже расшифровали. Предполагается, что это уникальные произведения искусства с изображением Аменхотепа III. Предположительно им около 3,5 тысяч лет.

 

 

Чижик-пыжик

Памятники в Петербурге продолжают пополнять городскую коллекцию достопримечательностей, и здесь мы рассмотрим пример памятника, появившегося в 1994-ом году: памятник Чижику-пыжику, открытый на Фонтанке по мотивам знаменитого детского (а в некоторых редакциях не очень детского) стишка. Автор ― Резо Леванович Габриадзе, больше известный как сценарист кино.

Вообще первоначальный памятник утрачен. Его несколько раз воровали, даже пытались приварить к постаменту, но это всё равно не помогало. Говорят, что хотели сделать даже каменным, но всё-таки пока он в бронзе. Высотой всего 11 см ― это самый маленький памятник города, но весит аж 5 кг.

Не смотря, что памятник молодой, в народе уже сформировалось поверье, что на удачу обязательно надо бросить монетку таким образом, чтобы она попала на постамент. А молодожёны решили, что если спустить на верёвке рюмку и чокнуться ею с носиком птички, это почему-то будет приносить удачу. В любом случае, маленький памятник быстро завоевал народную любовь, и в этом месте на Набережной Фонтанки непременно можно увидеть человека, пытающегося попасть монеткой в птичку.

Знающие люди говорят, что в день под птичкой можно собрать до 300 рублей.

 

 

Медный всадник

Сложно сказать, какое изображение Петербурга является наиболее каноническим: Александрийский столб, здание Адмиралтейства, Казанский или Исаакиевский соборы, грифоны Банковского мостика или сфинксы Университетской набережной. В любом случае среди всех канонических видов есть самый канонический: памятник Петру I, называемый также (с лёгкой руки Александра Сергеевича Пушкина) Медным всадником.

Сооружение воистину монументальное и даже уникальное, если учесть, что фигура царя поставлена на слегка обработанную гранитную глыбу, похожую на волну. Эта глыба называется гром-камень и, говорят, за её передвижением с места обнаружения следила вся Европа (видимо, в газетах писали). Сама фигура, кстати, выполнена из бронзы.

Установлен этот памятник на Сенатской площади, на набережной Невы у Исаакиевского собора и Сената (ныне здание Верховного суда) в 1782-ом году. Процитируем Википедию: «Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770. Голову статуи лепила ученица этого скульптора, Мари Анн Колло. Змею, по замыслу Фальконе, вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера Екимова Василия Петровича и была закончена в 1778 году. Архитектурно-планировочные решения и общее руководство осуществлял Юрий Фельтен».

Это самый первый и самый узнаваемый памятник города.

 

 

 

Для любителей подробностей рекомендую сайт «Прогулки по Петербургу», здесь можно ознакомиться с интересными фактами о зданиях, улицах, парках и мостах, узнать много о людях, построивших этот город.

 

А для любителей архитектуры рекомендую познакомиться с сайтом Citywalls, здесь собирают информацию о домах Питера, их истории и настоящем. Очень познавательно.

 

Кому интересно, может ознакомиться с исторической справкой о нумерации домов в Петербурге.

 

Ну, и конечно у нас есть различные сетевые поисковики. Тема Питера настолько огромна, что я могу лишь указать на дверь в этот мир, а путешествовать по нему лучше самостоятельно.

 

 

Другие фотографии Санкт-Петербурга

 

Главная страница

 

© Таэма Дрейден, 2016-∞